Инновации на пространстве ШОС

МОСКВА. Здесь открылся форум "Высокие технологии: стратегия сотрудничества на пространстве ШОС", а в ЦВК "ЭКСПОЦЕНТР" начал работу 14-й Международный форум-выставка "Высокие технологии XXI века".

 

Мероприятие проводится при поддержке правительства России, правительства Москвы, Торгово-промышленной палаты РФ и Российской академии наук. Общая площадь выставки – более 4 000 кв.метров, экспонаты представлены 16 регионами России и двумя зарубежными странами. В ней принимают участие 250 человек, 16 вузов, 27 институтов, 74 предприятия малого бизнеса. Гости смогут ознакомиться с тематическими экспозициями "Энергоэффективность", "Нанотехнологии", "Биотехнологии", "Инфокоммуникации", "Электроника", "Медицина".

 

На выставке также работают специализированные салоны "Нанотехнологии XXI – 2013", "Энергия XXI – 2013", "Hi Tech Наука", "Hi-Tech Мегаполис", "Технопарк". Объединенные выставочные стенды представляют Российская академия наук, РОСНАНО, Минобрнауки России, Минобороны России.

 

Аудитория форума — специалисты высокотехнологичного сектора государственных предприятий и малого инновационного бизнеса, финансово-инвестиционного и банковского секторов, представители зарубежных компаний и фирм, дипломатических и торговых кругов, представители федеральных и региональных административных органов, Российской академии наук, высших учебных заведений.

 

Как отмечают организаторы, цель форума – продвижение на рынок конкурентоспособных отечественных технологий, сокращение разрыва между идеей, разработкой и производством инновационной продукции.

 

В этом году форум впервые проходит при участии Делового совета Шанхайской организации сотрудничества, организовавшем конференцию "Высокие технологии: стратегия сотрудничества на пространстве ШОС".

 

По итогам конференции ее участники приняли обращение, в котором признали необходимость концентрации интеллектуальных, технологических и инвестиционных ресурсов стран-участников ШОС на приоритетных направлениях инновационного развития. В обращении подчеркивается, что ответы на глобальные вызовы следует искать в области высокотехнологичного материального производства, где финансовые институты являются не самодовлеющим фактором, а обеспечивающим инструментом развития.

 

В этой связи участники форума поддержали практические шаги по созданию организационной структуры Центра высоких технологий и запуску нескольких пилотных проектов в инновационной сфере с привлечением инвестиционных ресурсов со стороны институтов развития ШОС. Активизация работ по этим направлениям позволит создать основу для успешного развития регионального рынка наукоемкой продукции и, в конечном итоге, поэтапно перейти к обеспечению технологической самостоятельности стран ШОС.

Источник: сайт РАН


Академик РАН Александр ТАТАРКИН: «Кто деноминирует задачи Владимира Путина»?

ЕКАТЕРИНБУРГ. Немало политиков, ученых и общественных деятелей считают, что с конца 80-х годов мы прошли путь от государства трудящихся до конфликтных отношений собственников и работников.

Чем мы были для «капиталистов и эксплуататоров», и почему мир жалеет об утрате русских ориентиров? Как возвращать уровень, где цивилизованные страны нас, прежних лидеров, обошли? Об этом рассуждает председатель Объединенного ученого совета по экономическим наукам, директор Института экономики УрО РАН, академик Александр ТАТАРКИН.

- Александр Иванович, говорят, что со времен распада СССР престиж добросовестного труда в сфере материального производства был потерян. Видите ли работу власти по возвращению того, чем пренебрегали в качестве государственного «скрепа» больше 20 лет?

- Ответить на вопрос хотел бы, начав немного издалека. Два года назад мне посчастливилось быть в составе делегации российских профсоюзов, государственных и региональных органов на конференции, которую проводила в Женеве Международная организация труда. Из многих составляющих и оттенков труда на первый план там была выдвинута и особо обсуждалась проблема достойного труда.

К слову, на конференции даже не красной, а чёрной нитью проходило большое сожаление всех стран-участниц, от США и Канады до стран Юго-Восточной Азии, о том, что представительство России в Международной организации труда резко сократилось и влияние российского, советского опыта регулирования трудовых отношений резко снизилось. Я могу назвать только трех-четырех выступающих, которые не отсылали в своих речах к инициативам, в свое время исходившим от советской делегации, численность которой доходила тогда до ста человек.

После возвращения из Женевы мы совместно с областным обкомом профсоюзов, Законодательным Собранием и исполнительной властью области провели работу по оценке и разработке стандартов достойного труда в соответствии с требованиями МОТ, европейскими и мировыми хартиями. Мы обсуждали эту проблему не просто как региональную или национальную, а как международную. Нами была составлена карта по оценке районов Свердловской области, которые в большей или меньшей мере соответствуют стандартам достойного труда, предложенными МОТ.

В чем я вижу нынешние недостатки? Выделю позиции, которые, как мне кажется, опускают эти проблемы на низкий уровень. Не берусь говорить за всю Россию, ограничусь лишь Уральским федеральным округом и Свердловской областью. Хотя эти проблемы в большинстве общие для всей страны.

Первое – государство отстранилось от достаточно жесткого регулирования трудовых отношений. Если оно где-то и вмешивается, то лишь тогда, когда надо тушить «пожар» социальных и трудовых конфликтов – вспомните хотя бы в свое время Богословский алюминиевый завод. Мне кажется, сегодня даже в закоренелых либерально-рыночных странах государство либо само жестко контролирует эту сферу, либо этим от его имени этим занимаются профсоюзы. Об этом говорилось как главами стран, так и представителями профсоюзов. У нас эта тема до окончательного решения еще очень и очень далека.

Отсюда, раз власть вплотную не занимается – еще одна проблема. Трудовые отношения требуют жесткого принятия и исполнения решений, и если власть требует соблюдать трудовое законодательство, оно обязано привлекать к ответственности нарушителей. Почувствовав слабину, брешь в этом вопросе, наш бизнес начал устанавливать локальные трудовые правила поведения работников. Одним из наиболее ярких примеров этого является обсуждение проекта изменений в Трудовой кодекс на Российской ассоциации промышленников и предпринимателей и выступление Михаила Прохорова, который предлагал ввести 60-часовую рабочую неделю под тем благовидным предлогом, что рабочим надо дать возможность зарабатывать. Удивительно, но Ассоциация не осудила эту попытку, и только под напором профсоюзов и общественности эта поправка была опущена и не стала обсуждаться. И к Прохорову, хотя он покусился на самые больные проблемы населения, отношение при этом не изменилось, общество его не осудило за попытки дискредитировать идею партнерских трудовых отношений, по итогам президентских выборов он стал третьим.

Вторая проблема. Сегодня страны Запада очень активно пропагандируют и внедряют доверительные партнерские отношения между трудом и капиталом, между наемными работниками и владельцами, менеджерами компаний. Суть этих партнерских отношений, политико-идеологической атмосферы – требование от бизнеса по максимуму учитывать пожелания и потребности рабочих с точки зрения улучшения рабочего места и решения социальных вопросов, а не перекладывание проблем наемного работника на муниципалитет. Сейчас у нас в области есть только очажки, единичные примеры таких партнерских отношений - например, генеральный директор Уральской горно-металлургической компании А.А. Козицын подключил свой бизнес для решения социальных вопросов. И поликлиники, и дома отдыха, и отпуска, и компенсации за тяжелые условия труда без оглядки на российское законодательство, которое очень несовершенно, а где-то вообще отсутствует. К сожалению, это скорее исключение из правил, такие локальные правила, повторю, единичны.

- Персонифицированные правила?..

Да, скорее так. Говорят, что хороших собственников не бывает, но порядочные еще сохранились. Они в основном старой закалки, из «красных директоров». И меня это радует. Не все красное плохо.

С конца 80-х годов мы прошли путь от государства трудящихся до смычки бюрократии с бизнесом и социально-трудовых конфликтов. Власть понимает необходимость возвращения престижа достойного труда, но в стране упорно «деноминируются» задачи, которые ставит Президент России.

В плане формирования политико-идеологической атмосферы и реальных форм, механизмов доверительного отношения между трудом и капиталом - непаханое поле работы. В советское время на это внимания не обращали, это считалось само собой разумеющимся. Сегодня, когда заключаются трехсторонние коллективные договоры, на это либо не обращается внимания, либо под давлением государственных структур принимается в качестве пожелания, но не обязательных правил.

Мне кажется, что очень прав был в свое время Бисмарк, когда говорил, что русские медведи – своеобразные по своей натуре существа. Они очень терпеливы. Долго запрягают, но любят быстро ездить. Нынешнее замедленное накопление недовольства трудовыми отношениями меня пугает потому, что опять дойдёт если не до бунта, то до протеста, о котором все мы потом будем сожалеть. Маленькие очажки конфликтов, которые возникают сегодня, могли бы стать поводом для разработки серьезной политики в области регулирования трудовых отношений на федеральном, региональных и локальных уровнях, с учетом экономической специфики, природно-климатических и отраслевых условий. Пока такого движения нет. Проблемой трудовых отношений нужно заниматься всерьез, постоянно, и на самом высоком, и на самом низком уровнях. Нельзя отдавать эту сферу локальным бизнес-структурам.

Читаю выступления Медведева в Давосе, перечитываю Путина, который в своих семи предвыборных письмах говорил в том числе о необходимости формирования полноценных эффективных трудовых отношений. Все правильно, хочется двумя руками поддержать и сказать: «Правильной дорогой хотите идти, товарищи! Но только идите же, наконец!». За обещанием должны стоять дела. Вот 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест вроде бы распределили по регионам, Свердловской области прописали создать 750 тысяч высокотехнологичных рабочих мест. Здесь возникает еще одна проблема – очень слабые государственно-правовые регуляторы, в том числе в трудовых отношениях. Я не буду анализировать Трудовой кодекс – по каждой статье можно высказать замечания, пожелания. То, что государственно-правовые регуляторы несовершенны, показывают в том числе и опросы, которые проводят не дилетанты и Люди, не заинтересованные в приукрашивании или очернении ситуации.

Не хочу быть голословным. Вместе с областным Союзом промышленников и предпринимателей в марте прошлого года мы провели социологической исследование, в котором участвовало около 400 предпринимателей. Мы спрашивали, насколько, по их мнению, эффективно выполняются государственные функции на региональном уровне, в том числе в части трудовых отношений. Формулировка была такая: «Насколько макроэкономическая среда и качество правовых регуляторов содействует повышению конкурентоспособности и созданию нормальных условий для работы?». Проанализировали на уровне региона 5634 административных государственных функций, и ответы показали, что 1460 функций могут рассматриваться как избыточные, потому что ничего не дают, их эффективность близка к нулю. 263 функции по несколько раз дублируются разными постановлениями, решениями, приказами, их эффективность сверхнизкая. 868 функций требуют изменений или серьезных уточнений, причем все уточнения в основном касаются трудовых и социальных отношений на уровне предприятий и областных органов власти. Значит, в балласте – почти половина функций.

Второй вопрос, который мы задавали представителям бизнеса, звучал так: «Какие сферы государственного управления больше всего мешают нормальной стабильной работе предприятий?». Налогообложение, считают 90 процентов опрошенных, оно непомерно завышенное, непонятное, часто меняющееся. Среди других самых распространенных ответов - тарифы естественных монополий, непомерно высокие страховые взносы, техническое регулирование, несовершенство судебной системы. Почти 70 процентов опрошенных считают, что сегодня улучшать социальный и трудовой климат на предприятии мешает постоянное повышение цен и тарифов на услуги и товары естественных государственных монополистов. Было бы неплохо, если бы полпредство и субъекты РФ обратили внимание на это, потому что до трудовых отношений государственные регуляторы не доходят – они сконцентрированы на тех ста с лишним показателях оценки деятельности субъектов Федерации, которые необходимы федеральным органам «для галочки». Тут не до регулирования социальных отношений.

- Давайте вернемся к предвыборным статьям Путина, о которых вы начали говорить, о создании 25 миллионов высокотехнологичных рабочих мест.

- Сегодня началась какая-то непонятная мне кампания подмывания этого обещания, какой-то его деноминации. Ведь Путин, по сути, поставил задачу не просто создать высокопроизводительные рабочие места. На уровне области это вообще можно решить за три дня: повысил цены, затраты, зарплаты – и вопрос снят. С 1992 года у нас натурального, вещественного развития производства, по сути, нет, более 90 процентов всей динамики - за счет ценовых и стоимостных повышений. Это не мое открытие, так все делали и делают, отчитываются для галочки. Но ведь задача стоит более глубокая: создать высокотехнологичные рабочие места. И как только мы ставим вопрос «каким образом?», - сразу наматывается целый ком проблем.

Есть ли у нас специалисты для этих 750 тысяч рабочих мест? Кто их готовит? А их нет. В лучшем случае квалифицированными кадрами мы сможем обеспечить 15, от силы 20 процентов от этого числа. Когда машиностроительная корпорация «Пумори» создавала важный для многих предприятий коллективный центр пользования высокостоимостным оборудованием, они специально посылали людей в Японию и Канаду обучаться работе на станках, на полгода-год. Вернувшись, вместе с инструкторами обучали людей на местах. И только потом началось производительное использование этого оборудования. Есть и совсем другие примеры, как в поговорке - «хотели как лучше, получилось как всегда»: некая компания закупила компьютерно- и программно обеспеченное зарубежное оборудование, на нем никто не может работать, компьютеры сломали, софт выкинули, и дорогой станок используют как обычный токарный, слесарный, шлифовальный. Где высокотехнологичное рабочее место? Его не было и нет.

Сегодня должна стоять задача не просто создать высокотехнологичные рабочие места. С высоты Полномочного представителя Президента РФ должна проводиться серьезная политическая, разъяснительная работа по подготовке таких мест, вплоть до университетов. Пусть на уровне бакалавров вузы готовят людей, которые способны это обслуживать. Потребуется смена специализации некоторых факультетов и даже университетов. Они должны резко повернуться к подготовке таких кадров.

Кроме того, нужно провести серьезный мониторинг, а какое именно оборудование необходимо поставить, чтобы эти рабочие места могли претендовать на статус высокопроизводительных. Сегодня до 85 процентов высокотехнологичного оборудования завозится из-за рубежа, сами его мы не производим. А денег, по-моему, у нас в стране особого избытка нет. Следовательно, нам нужно подключить где-то хотя бы и оборонку для создания этих рабочих мест. Если, конечно, мы хотим, чтобы прогноз, обещание, задача, которую ставит президент, была выполнена.

Источник: ИТАР-ТАСС